Кем опасен «сланцевый газ»?

Опубликовано: 02.10.2018

видео Кем опасен «сланцевый газ»?

"Газпром" грозит Украине предоплатой за газ

Кем опасен «сланцевый газ»?

Основные страшилки добычи «нетрадиционных углеводородов». Факты.


Мог ли сланцевый газ стать причиной войны на Донбассе

Факт Первый:  «фракинг» является термином, который означает в английском языке "гидроразрыв пласта". Фракинг не является и не может быть чем-то отличным от давно известного метода увеличения добычи нефти и газа и дегазации пластов.


США - империя зла

Факт Второй:  гидроразрывы пласта производятся на Украине уже сорок лет. Гидроразрыв использовали как для увеличения добычи нефти, так и для дегазации угольных пластов. «Укрнафта» и наши горняки могут похвастаться не меньшим опытом работы по гидроразрыву, чем у ведущих инженеров крупных международных компаний.

Факт Третий:  в строительных нормах и правилах при строительстве скважин предусмотрены все необходимые мероприятия для предотвращения загрязнения водных горизонтов. Эти правила существуют уже более полувека.

Факт Четвертый:  нефть и газ в породах находятся не в каких-то резервуарах, не в пустотах или пещерах, а в микропорах горных пород. Можно привести в качестве примера кусок губки, пемзы или обычного песчаника, который содержит «традиционный газ» – и сланца, который содержит «нетрадиционный», но такой пример не вполне корректен, поскольку и песчаник, и сланец имеют вид обычного камня, и увидеть поры, содержащие газ, невооруженным глазом невозможно.

Факт Пятый :  для того, чтобы произвести гидроразрыв пласта, возле скважины стоит обычная машина или несколько машин. Их суммарная мощность, допустим, 1000 лошадиных сил, они качают воду или кислотный гель под давлением в скважину. По закону сохранения энергии они могут передать только ту энергию, которую производят. Это означает, что услышать «микроземлетрясение» могут только специальные сейсмические датчики, а «увидеть» гидроразрыв можно только по показаниям приборов.

Факт Шестой:  рекордная трещина при гидроразрыве пласта была длиной (высотой) в 600 метров. Трещины, которые получают у нас, в десятки раз меньше. При средней глубине скважины в два километра шансов добраться до верхних “питьевых» водоносных горизонтов – нет.

Факт Седьмой:  для создания области, через которую будет просачиваться газ, выгоднее использовать микрогидроразрывы вдоль горизонтального участка скважины.

Факт Восьмой:  для бурения участков скважины до 1000 метров используется смесь воды и глины. При этом водные горизонты на такой глубине изолированы уже тремя трубами, вставленными одна в другую. Ниже используются более дорогие растворы, для того, чтобы не дать скважине осыпаться и помогать породе подниматься на поверхность.

Факт Девятый:  стоимость бурового раствора на скважину глубиной 5000 метров составляет 1 млн. долларов США. Применяются все возможные методы для повторного использования бурового раствора: его чистят, перевозят на другие скважины. (Не правда ли, штраф в миллион долларов – хороший стимул для того, чтобы не допустить попадания этой химии в подземные горизонты?)

Приведенные выше факты я хотел бы проиллюстрировать примером, который позволит визуализировать страшилки и включить у нас здравый смысл. Когда вы платите за воду, разве не обращаете вы внимания на то, сколько ее тратите? Моя семья тратит порядка 300 куб. м в год, то есть около 0,8 куба в день. Средний гидроразрыв, который производится на Украине, имеет объем закачки порядка 40-80 тонн геля. Не кислоты, а геля! Этот гель состоит из смеси кислот и добавок, которые используются для производства шампуней и моющих средств. Это значит, что ежедневно одноподъездный шестнадцатиэтажный дом производит гидрокислотный разрыв пласта. А сколько на Украине таких домов?

 

Опыт соседей. Белоруссия и Соединенные Штаты Америки.

Белоруссия добывает свои углеводороды на той же геологической формации, на которой находятся наши месторождения – Днепровско-Донецкая Впадина. Уже 20 лет они не допускают падения объемов добычи. Коровы мирно пасутся рядом с качалками, как в Канаде и в Штатах, а на ежегодном собрании коллектива генеральный директор Белоруснефти ставит задачи по увеличению объемов гидроразрывов пласта, бурению горизонтальных скважин и ремонту старых скважин методом забурки бокового ствола.

Рядом с Минском располагается завод «Фидмаш» по производству флотов для гидроразрыва. Это предприятие является дивизионом компании NOV – американского производителя самого лучшего нефтегазового оборудования в мире. Странно слышать, не правда ли, что белорусы работают со Штатами и на их оборудовании, и даже строят их заводы у себя на территории?

Надо искать, кому выгодна истерия вокруг «сланцевого газа». Уже несколько лет мы наблюдаем продвижение бренда «сланцевый газ» на Украине. Надуманный термин, как это часто бывает с абстрактными понятиями, уже давно занимает в наших головах особенное место, прирастает технологическими подробностями, легендами, в последнее время – с элементами постапокалиптического ужастика. Перед нами разворачивают картину отравленных колодцев и даже рек, а от страшного «фракинга и гидроразрыва пласта» случаются землетрясения и «варварски» обезображивается красивый вид этих самых сланцев глубоко под землей.

Риторика, которая была необходима для привлечения инвесторов, переполненная фразами об «инновациях», «современных технологиях, которыми обладают только гиганты мировой индустрии», обернулась своей противоположностью: абстрактные понятия обладают неприятным свойством – к ним хорошо как прибавлять надуманные положительные потребительские характеристики, но так же легко и пугать ими детей перед сном. Иногда не понятно – собака вертит хвостом или хвост собакой?

Сегодня у станции метро мне попала в руки газета Виктора Медведчука, в которой снова муссируются «страшилки о сланцевом газе», и я с ужасом понял, что после того, как маркетологи обвалят парадигму «добычи нетрадиционных углеводородов», они легко добьют и добычу «традиционного газа» - ведь разницы, на самом деле, никакой нет и не было.

Природе все равно, как вы назовете смесь метана, пропана и нескольких других газов – традиционным газом, природным газом или сланцевым, попутным или нетрадиционным! Эта смесь была, есть и будет замечательным источником энергии и основой для химического производства, и тот, кто владеет ею – богат, а кто ее не имеет – беден. Кто-то очень не хочет, чтобы Украина была богата.

Страусиная политика украинских добывающих компаний по отношению к развернутой «антисланцевой кампании» приведет к тому, что в итоге запретят горизонтальное бурение и гидроразрывы пласта. Да и простое бурение – тоже запретят, потому что при нем используется «огромное количество воды и велика вероятность загрязнения подземных вод». Заодно с термином «новейшие технологии при бурении на нетрадиционные углеводороды» смахнут и полувековой опыт бурения горизонтальных и наклонно-направленных скважин, а значит – все бурение на море, сорокалетний опыт гидроразрывов для дегазации угольных пластов, ликвидируют и подразделение по гидроразрыву пласта на «Укрнафте», специалисты которого работали за десятки лет до того, как в США придумали термин «сланцевый газ».

Завтра экологи сойдут со страниц газет Медведчука и других политических лидеров и перенесут свои пикеты от вышек Shell под двери Полтавской газонефтяной компании и «Куб-Газа», запретят разбуривать шельф и завозить современную буровую технику.

Интересно, кто от этого всего выиграет?

С уважением, Закревский Андрей

Руководитель проекта Первый Буровой Портал

rss